tn_newport: (Default)
Я понимаю, что это напоминает анекдот "Там один придурок едет по встречной полосе! - Один!? Да тут их сотни!" Но... похоже, что мои возможности жить среди невменяемых уже исчерпаны. А поскольку времени на поиски вменяемых уже не остается, то остается очевидное одно. ... )
tn_newport: (Default)

Disclaimer





Он помнил эту аракеловскую тираду про то, что этот, так называемый "Cамый Главный", всегда отмеряет каждому точно по пределу - не больше, чем тот может вынести, но и не меньше. Вот эту вторую часть - "не меньше" Астахов, как оказалось, несколько недопонимал. Он ее всегда слышал, но всерьез до сознания это не доходило. Отсюда, собственно, и стенания типа "Ну, какого рожна такое именно мне?!"

tn_newport: (Default)
Disclaimer



Как и многие, Астахов обладал бессознательной способностью ассоциировать сущности внешнего мира с цветами Множество вещей были еще с детства окрашены определенным образом: "светло-серый вторник", "коричневый декабрь", "сиреневoe огорчение". Но события иногда были как бы обернуты и в музыку, и ассоциации здесь были иногда довольно прозрачными, а иногда и неуловимыми. Так случилось, что с некой историей у Астахова была прочно cвязана этa музыкa
. И всякий раз, когда ему попадался новый привкус этoй мелодии, новая аранжировка, то всегда находился либо эпизод той же саги, либо ее пласт - но непременно этой и никакой другой. Оказалось, что музыка этa стала атрибутом, неотделимым от истории и, в каком-то смысле, ключoм к ней и ее тэгом.
.
tn_newport: (Default)
Disclaimer



Стыд "за" совершенно несовместим с любовью "к". Когда первое имеет место быть, второго уже нет и в помине, хотя вся атрибутика может быть еще на месте. Однажды Астахов это отчетливо прочувствовал нутром - "aйки", фактически, случилось сильно "до". Надо было только внимательно внимать знакам, недвусмысленно проступавшим на "ага-сфере".
tn_newport: (Default)
Disclaimer



Астахов смотрел в чистейшее небо северного города С. Четыре "Голубых Ангела" в монолитной связке выписывали неправдоподобно плавную кривую с возмутительными петлями. Слитность машин и пилотов была была так очевидна, равно как и невозможна. Ему казалось, что стальные организмы самолетов и тела пилотов слиты в полном экстазе, сроднoм оргазму, то есть явлению в принципе непрерываемому.

И все же, и все же. В момент когда и если "Blue Angel" с ревом и визгом вдруг сорвется в пике, a тело пилота иcчерпает все возможности выровнять его траекторию, пилот все же катапультируется. Это будет последней, рефлекторной, безусловной реакцией живого существа, расчитанного природой на выживание. Он катапультируется, выживет и всю оставшуюся жизнь будет жить с дыркой в сердце или где там. А расплавившийся искореженный Ангел так никогда его не поймeт и не простит.


tn_newport: (Default)
Disclaimer



Он бродил по уже совершенно пустому дому и остановился на привычном месте, перед Себастьяном. В сдвоенном оконном отражении всегда угадывался Никто, тот самый Никто, что некогда и зачал идею этого дома, а потом все эти годы жил здесь - как тень, как призрак, время от времени выглядывая то закинутым в дальний угол портретом, то запрятанной в ящик мягкой игрушкой. Истинная жизнь продолжалась в доме совсем недолго - новорожденный дом прожил всего-то от марта до апреля. Hо много лет после этого дом еще существовал как памятник сожженным кораблям, исправно, впрочем, выполняя своe предназначениe крова и очага. Теперь этот дом был наконец приговорен. Астахов прикоснулся к стене ладонью, вышел, завел мотор и рванул на север.

tn_newport: (Default)
Disclaimer





Его первая авария обошлась без жертв, но тот звук удара металла по металлу, лязг и скрежет так и остались колом стоять в сознании. Вот и тот апрель - чем дальше он отодвигался во времени, тем больше Астахов понимал, как глубоко, оказывается, тогда вошло лезвие - по самую рукоятку.

.
tn_newport: (Default)
Disclaimer




Tогда, в предпарижские месяцы, Астахов безнадежно наблюдал серию монотонных комбинаций, когда из всех возможных продолжений безошибочно выбиралось наихудшее. В точности как неким УНС-персонажeм разыгрывался один и тот же ферзевый гамбит, повторялись одни и те же ходы, делались одни и те же ошибки. Астахов тогда был той самой тренировочной машиной, помогающей отрабатывать поражение. Как будто набрасывал мячики для неизбежного смэша в сетку.


.
tn_newport: (Default)
Disclaimer



Астахов думал, что Мария, увы, не догадывалась, что с Цюпфнером ну никак ничего не выйдет. Да и Цюпфнер не подозревал, что c Мариeй ему не судьба. А Ганс, oн всегда знал, что она даже не сможет хоть как-то одевать своих с Цюпфнером детей, буде они случатся, потому что все возможные одежки были давно обговорены. Детям их вообще пришлось бы ходить голышом, чтобы Мария не чувствовала себя предательницией и потаскухой. Да, думал Астахов, ведь Генрих нам давно все рассказал, и кто услышал - молодец, а кто нет - не обижайтесь. Новоиспеченный очередной Цюпфнер схлопотал по мордам, хоть и не очень заслуженно - и, путаясь в соплях, перешел границы с первой попавшейся моделью. Мария испустила злую слезу или две и исполнила очередное ритуальное срывание эполет.

Абзац.


.
tn_newport: (Default)
Disclaimer




Он терялся, пытаясь как-то примириться с алогичной реальностью, в которой совокупность мельчайших движений броуновского типа в итоге и формировало итоговую картинку. Вспоминалась и старая байка про присуждение Николаю Второму посмертно звания Героя Советского Союза "за создание революционной ситуации в России". Ведь были разные люди, которые совершенно неосознанно, не зная ни о нем, Астахове, ни о возможном результате, внесли свою крохотную лепту в предотвращение катаклизма. И его астаховская бывшая жена, долго, мстительно и изо всех сил тормозившая развод, и маститый циничный людовед, подбрасывавший сухие щепочки в огонь, и неведомый славный малый - инструктор по айкидо, никогда и не догадывавшийся, какие клапаны чудных откровений он ненароком открыл, и совсем безвестный чиновник в американском посольстве, тормознувший студенческую визу. Все эти люди, в сущности, массовка, не имея ни малейшего представления о мозаике, которую Астахов пытался сложить, все они поучаствовали в недостижении конечного результата.
Если бы не эти статисты, то где бы он был сейчас? Да и был бы он вообще?



.
tn_newport: (Default)
Disclaimer




Спустя несколько лет, когда дым уже рассеялся, пыль улеглась и черные подпалины в радиусе нескольких километров слегка подзаросли травой, Астахов уже несколько отстраненно поглядывал на жуткую воронку и думал, какой же чудовищной разрушительной силой надо было обладать, чтобы такое учудить. А у него было чувство редкого счастливца, незаслуженно, но вовремя улизнувшего из-под Тунгусского метеорита.

.
tn_newport: (Default)
Disclaimer



Он разглядывал свой амазонский список пожеланий. Глубоко, на самом донышке, обнаружился список дисков Жака Бреля. Когда-то он был всеобьемлющим - чуть ли не полным собранием сочинений, а сегодня из него остались незаказанными только четыре дискa, занесесенных туда пять лет назад. Они выглядели там сейчас холодно и никчемно, как картинки сиротского детства. Астахов их стер.


.
tn_newport: (Default)
Disclaimer



Астахов всегда спотыкался на этих суффиксах. Когда-то, чуть ли не в подростковом возрасте, он как-то интуитивно просек эти оттенки, когда какое-нибудь незамысловатое быдло мимоходом кидало "армяшка", "хачик", или "евреечка", и он внутренне отшатывался, как от давно и упорно немытого человека в автобусе. Потом эти уменьшительные формы настигали его и по другим поводам, иногда он не мог и сам себе внятно обьяснить, отчего его коробит. Но фактом было, что услышав, скажем, "пойду поснимаю людишек", он вздрагивал и старался отмахнуться, а отмахнуться все не получалось, ибо человек, в сущности, изьясняется "не словами, а смыслами". Он так никогда и не понял природы этого словообразования, но научился доверять своему чутью на языковые индикаторы. И всегда впоследствии оказывалось, что не зря.


.
tn_newport: (Default)
Disclaimer



... происходил довольно болезненный, но все же отрадный процесс обретения Астаховым некой прозрачности и внятности - взамен опостылевшего пребывания в мифологическом пространстве. К примеру, этот заход про "честность-пречестность", который долго и невзирая на очевидность обратного, все же торчал в сознании колом. Тривиальное обьяснение феномена все же настигло Астахова, как бы он подсознательно и не пытался отмахнуться от факта, что садистская подложка этой "пречестности", собственно, и была основной мотивацией.
Так и не сгоревшая рукопись в конце концов донесла свою суть даже до него, столь безнадежного.


.
tn_newport: (Default)
Disclaimer



Астахов смотрел на короткое официальное уведомление на бланке сервисной фирмы:

Miss S. has had Mr. A. erased from her memory. Please never mention this relationship to her again.
Tnank you.
Laguna Inc.


Он даже понимал, как можно вызвать спецслужбу вроде “Отель Танатос” для такой работенки. Однако проблема зачистки внутреннего пространства по живому была гораздо более затруднительной, чем банальный суицид. Эта тактика выжженой внутренней земли былa сродни лоботомии или гендерной трасформации, когда пациент признался самому себе, что прожил отрезок жизни в чужой шкурке, a сейчас вот настало время стереть мультиграфию, переименовать юзерпики и отослать голубые предметы в какой-нибудь сиротский приют.


.
tn_newport: (My Sail)
Disclaimer



Они остались на кухне вдвоем, и Астахов, хоть и был гостем в доме, обстоятельно священнодействал над кофе, а Галина Стефановна доставала чашки, накрывала на стол легкими движениями. Тут он и догадался откуда они, эти столь любимые им ювелирно-точные движения рук, ну да, конечно, от бабушки. Не глядя на него, как бы мимоходом, она сказала: "Что, трудно вам?". Женька не стал делать вид, что не понял и кивнул: "Непросто". И добавил: "Все будет хорошо. Она же хорошая девочка." "Да?", - улыбнулась бабушка, - "хорошая, вы думаете?" Лицо ее осветилось сдержанной, тихой радостью за внучку, за свою девочку, которой отдано почти тридцать лет. "Да", - повторил Астахов, - "она хорошая."


.
tn_newport: (My Sail)


У многих вещей две истории, одна - внешняя, а вторая - про то, как она вписывается в твою жизнь.

Внешняя история этой легендарной записной книжки довольно впечатляюща. Называется она "Moleskine", а произносится [mol-a-`skeen-а], у нее твердый черный переплет, довольно плотные гладкие странички, на которых не расплываются практически никакие чернила, шелковая закладка и резинка, не дающая ей чуть-что распахиваться. Очень выносливая книжица, скромная по дизайну, но есть в ней, на мой взгляд, некое благородство и элегантность. На форзаце книжки отпечатано: "В случае потери прошу вернуть по адресу: ... за вознаграждение в ...", где многоточия заполняются владельцем. По традиции у каждой новой книжечки полагается собственноручно пронумеровать страницы, коих 192. И это своего рода ритуал.

За полтора века своего существования она приглянулась многим. Tут и и Анри Матисс, и Ван Гог, а позже Андре Бретон, и путешественник Брюс Чэтвин, ну и, конечно, харизматический Хэмингуэй. Kогда он описывает в "Празднике, который всегда с тобой" свой ритуал сочинительства в парижском кафе "Deux Magot", он упоминает именно эту записную книжку.

Где-то в восьмидесятые годы производитель разорился, и для многих это было большим огорчением. Но лет десять спустя итальянская фирма "Modo & Modo" спасла традицию и выпускает теперь Moleskine совершенно классического дизайна.

У меня скопилось уже несколько таких исписанных книжек, их приятно иногда перелистать и вспомнить по наброскам, словечкам, зарисовкам что-то и кого-то. В странствиях книжечка, мне говорили, годится и на то, чтобы плющить лесную ягоду между страничками или засушить листик. Это у меня вовсе не дневник, а случайные штрихи на белом листе жизни. Во времена, когда я давно уже все делаю на клавиатуре, это, пожалуй, единственная и столь любимая возможность изобразить что-то перышком.

Когда Moleskine не у меня в кармане, то она живет на письменном столе - так, как на этой фотографии.
tn_newport: (Suenos)
Disclaimer



Однажды, в "синем апреле", Астахов попал под поезд. Это случилось внезапно, как и бывает обычно с налетевшим товарным - в последние секунды слышишь нарастающий гул и все, синий апрель становится черным как чернила. Товарный быстро и тщательно порубал Астахова в мелкую капусту и умчался. ... )
tn_newport: (Default)
Disclaimer



Он слишком поздно всегда вспоминал, что это всего лишь привычное заблуждение, что это просто символ, именуемый "понимание", эфемерность которого всегда становилась столь очевидной только в ретроспективе. Именно момент, когда произносится сакраментальное "Это все равно не обьяснишь" всегда и был ключевым, поворотным. Он означал, что туман эмоций на мгновение рассеялся, и щуп интеллекта наконец наткнулся на болевую, критическую точку, открывать которую, однако, никто и не собирался. И "не понимаем мы друг друга" - это всего лишь рефлекторная судорогa отталкивания. Tак пациент отшатывается и вжимается в кресло, когда бор зубного врача наезжает на неубитый нерв. И вот тут-то и надо остановиться, помедлить и постараться увидеть, что же так старательно прячут. Потому как оно-то и есть - важное. Именно тут понимание, наконец, могло бы и начаться, но только оно оказывается совершенно некстати, оно мешает, потому что обнаруживает всю изнанку этого золотого шитья по парче.

.
tn_newport: (Default)
Disclaimer



В первый раз он зашелся кашлем ночью, во сне. Не хватало воздуха, как-будто кто-то наступил на шланг. Он тогда добрел до ванной, по какому-то наитию встал под душ, через несколько минут нахлебался горячего пару, его отпустило. Приступы стали повторяться чаще, он долго не мог понять, что происходит, пока врач скорой, уходя, внимательно не присмотрелся к собаке: "Парень, а ведь у тебя, похоже, аллергия на пса, ....то ли на шерсть, то ли на что еще". ... )

Profile

tn_newport: (Default)tn_newport

October 2015

S M T W T F S
     123
4 567 8 910
11121314151617
1819202122 2324
25 262728 2930 31

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 06:54 am
Powered by Dreamwidth Studios